Роль армии в политической структуре КНР
Учебные материалы


Роль армии в политической структуре КНР



Карта сайта

Загрузка...

Китайская армия по организации своих высших органов управления не имеет ничего общего с армиями других стран мира; любые совпадения в их названиях с аналогичными структурами в России, Европе или США являются случайными и не отражают сути. В Китае, как и в других странах, есть Министерство обороны — но оно не планирует военный бюджет, не закупает оружие и не осуществляет политического руководства военным строительством. Минобороны является лишь структурой, ответственной за отношения Народно-освободительной армии Китая (НОАК) с внешним миром — как с партнерами за рубежом, так и с собственными китайскими государственными ведомствами. Неудивительно, что ключевыми департаментами этого министерства являются департаменты международного сотрудничества и миротворческой деятельности.

Реальное военное управление осуществляется

Центральным военным советом Компартии Китая

(КПК), конституционным прикрытием для которого является

Центральный военный совет

(ЦВС) КНР. Оба органа имеют идентичный кадровый состав и единый секретариат. Председатель ЦВС КНР является главнокомандующим китайскими вооруженными силами. Обычно это один из высших лидеров китайской Компартии, как правило — председатель КНР и генсек ЦК КПК, но иногда, в периоды смены власти, высший военный пост может быть отделен от высших государственных и партийных и оставаться в руках представителя старшего поколения.

Значение ЦВС связано со специфической ролью армии в китайских реалиях.

НОАК

— это не только вооруженная сила для защиты государства и партии от внутренних и внешних угроз. Это еще и основная часть китайских спецслужб, а также немалая часть государственного пропагандистского и идеологического аппарата. Контроль над ЦВС означает контроль над основными потоками внешнеполитической и внутриполитической информации, доступ к крупным финансовым ресурсам и эффективным инструментам пропаганды — все это в дополнение к единоличному праву командовать всеми крупными военными формированиями в стране.

Любой авторитетный политик, занимая пост председателя ЦВС, автоматически становится самой сильной фигурой в Китае независимо от того, кто сидит на постах председателя КНР, генсека КПК и премьера Госсовета.

Сейчас, пока КПК не определилась с личностью будущего лидера шестого поколения руководителей (придет к власти в 2022 году), гражданского зампреда нет. Но на следующем съезде, в 2017 году, когда Политбюро ЦК КПК определится с кандидатурой преемника Си Цзиньпина, его введут в состав ЦВС, чтобы он успел войти в курс военных проблем и установить связи с армейской верхушкой.

Генеральный штаб НОАК

выполняет функции основного органа оперативного управления вооруженными силами. По своей структуре на первый взгляд он близок к генеральным штабам вооруженных сил других государств. Но функции его отдельных подразделений могут быть куда шире, чем у зарубежных коллег. Генштабу подчинены две важнейшие китайские спецслужбы, играющие ключевую роль в обеспечении потребностей государства не только в военной, но и в политической, экономической и научно-технической информации. Входящие в состав ГШ разведывательные службы замыкаются на одного из заместителей начальника Генштаба. Насколько можно судить по косвенным признакам, сейчас, после прошедшей в ноябре в преддверии 18-го съезда КПК волны перестановок в китайском военном руководстве, это генерал-лейтенант Ци Цзяньго.



Второе управление ГШ НОАК

, обычно именуемое ГРУ ГШ НОАК, на самом деле не является простым аналогом российского/советского ГРУ. Это вообще самая главная и наиболее влиятельная китайская спецслужба, совершенно не ограниченная рамками военной специализации. Известные американские публикации о деятельности Второго управления говорят о его полноценном участии в информационном обеспечении внешней политики КНР и даже проведении им операций влияния за рубежом. Среди таких операций — попытки осуществления финансовых вливаний в избирательные кампании устраивавших Китай кандидатов на пост президента США. Например, влиятельный демократический фандрейзер китайского происхождения Джонни Чун в 1999 году признал перед комиссией Конгресса США, что получил в 1996 году непосредственно от тогдашнего начальника ГРУ генерал-майора Цзи Шэндэ $300 тыс. для передачи в избирательный фонд кандидата в президенты Билла Клинтона. Целью, очевидно, было не влияние на исход выборов, а приобретение связей и влияния в американских политических кругах.

Вторым ключевым главным управлением является

Главное политическое управление (ГПУ) НОАК

. С ГПУ вооруженных сил СССР его объединяют только название и тот факт, что помимо всего прочего оно занимается и идеологической работой в войсках. Китайскому ГПУ подчинены военные суды, военная прокуратура, кадровая служба, военная контрразведка и собственная служба политической разведки. Управление направляет работу сети политкомиссаров, присутствующих в НОАК на всех уровнях — от главных управлений и главкоматов видов ВС до отдельных подразделений. Военные редакции Центрального телевидения Китая, Центрального радио Китая и агентства «Синьхуа» являются вынесенными отделами ГПУ и подчинены прежде всего ему, а не руководству этих СМИ. ГПУ имеет также собственные мощные медиаструктуры, выстроенные вокруг газеты «Цзефанцзюнь бао» и киностудии «1 августа». Управлению принадлежат политические училища в Нанкине и Сиане и собственный институт искусств. В состав управления входит собственная комиссия по проверке дисциплины, аналогичная по задачам одноименной партийной антикоррупционной структуре.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная