Волков: Отлично
Учебные материалы


Волков: Хорошо



Карта сайтаmassagecheval.com

А.Е. Волков:

Хорошо. У вас есть возможность задать вопрос еще раз. Прошу вас.

В. Солодков:

У меня второй вопрос, на первый, к сожалению, ответа не получил. Планируются ли в каком-то виде программы MBA в списке программ, который идет на второй странице? Спасибо.

А.Л. Коломенская:

Будьте любезны, можно уточнить в списке программ…?

В. Солодков:

У вас тут идут направления профессиональной переподготовки, повышения квалификации, и ни одно из направлений не вписывается в программы уровня МВА? Они вообще останутся?

А.Л. Коломенская:

Дело в том, что этот перечень формировался, исходя из действующего российского законодательства. Здесь не было никакого отступления, и мы исходили именно из того, что мы проектируем систему непрерывного профессионального образования на той базе, которая существует сегодня в российской образовательной системе. Исходили только из этого. А далее, говоря о конкретных путях развития, можно просматривать различные траектории развития. Но этот базис в любом случае по существующей сегодня образовательной системе. Мы исходили из этого.

А.Е. Волков:

В жанре вопроса?

С.П. Мясоедов:

Да, конечно. Мясоедов Сергей Павлович, президент Российской ассоциации бизнес-образования и первый проректор Российской академии госслужбы при Президенте. Программа MBA — легитимная программа, она существует, по ней выдают госдиплом. Поэтому первый вопрос: как мы действуем в рамках правовой системы? А второй вопрос более по существу (не конфронтационно и по-доброму): не нужно ли отразить вопросы управленческого образования в рамках системы допобразования? Ведь от управленцев так много зависит.

А.Л. Коломенская:

Я, безусловно, не буду с этим спорить, я сама являюсь управленцем. Странно было бы спорить с тезисом о том, что от управленцев многое зависит. Но мы эту концепцию не профилируем. Мы не замыкаем ее на какие-либо профили и на этапе первоначальной проработки проекта не выделяем отдельные профили. Мы понимаем, что, выделяя пласт управленческого образования, нужно аналогичным же образом выделить пласт такого образования, такого образования, этого, этого, этого. Тогда всю образовательную систему нужно разбить на профили.

А.Е. Волков:

Ответ — нет? не выделяем?

А.Л. Коломенская:

Нет.

А.Е.Волков:

Спасибо. Прошу вас.

А.Г.

 Коровкин

(ИНП РАН). Скажите, пожалуйста, что имеется в виду на странице 4, пункт 4.1.1 под количественной потребностью отраслей в регионах работников различной квалификации, сформированной работодателями?

А.Л. Коломенская:

Это та дополнительная кадровая потребность, которую имеют или прогнозируют сегодня работодатели, прогнозируют на какой-то временной период, как правило на среднесрочную перспективу, для развития своих предприятий, комплексов и так далее. Причем количественная потребность в работниках различных уровней выражается не одной величиной, а потребность в работниках каждой конкретной квалификации, которая востребована в данной отрасли для данного работодателя.

А.Г.

 Коровкин:

То есть это то, что сегодня не существует в природе?

А.Л. Коломенская:

Я, наверно, не соглашусь с тем, что это не существует в природе. Может быть, вы имеете в виду то, что это не существует сейчас в определенной мере в каких-то отраслях фрагментарно. Но дело в том, что, прогнозируя развитие любого предприятия, любой организации, мы не можем не прогнозировать кадровую потребность. Это просто в принципе невозможно. Другой вопрос, на каком уровне она прогнозируется? Насколько этот прогноз является достоверным и так далее? Любой работодатель, который понимает, что деятельность его предприятия продолжится, он просто не может не делать такой прогноз. Вопрос о качестве прогноза, я согласна с вами, он имеет место.

А.Г.

 Коровкин:

Вопрос второй. Скажите, пожалуйста, как эти количественные оценки потребности от работодателя будут согласовываться с изменениями потребностей населения в уровнях в образовании? На странице 2, по-моему, или на странице 3 внизу. Какие механизмы предполагаются в концепции?

А.Л. Коломенская:

Я поняла. Имеет смысл говорить о достаточно опосредованном согласовании, потому что в данном случае потребность населения может согласовываться с этим прогнозом в силу того, что население ориентируется на получение рабочих мест, на карьерный рост, на какую-то мобильность в сфере труда. Мы не можем говорить непосредственно, что население ориентируется на прогноз. Но оно ориентируется на прогноз в силу того, что оно ориентируется на обеспеченность рабочими местами и на мобильность в труде.

А.Г.

 Коровкин:

Вопрос третий. Позволит ли реализация концепции (в свете вашего ответа) перестроить настроение населения на заполнение необходимых рабочих мест, рабочих в буквальном смысле — среднего персонала, техников? А не получать высшее образование в области экономики, юриспруденции? Я говорю немножко надоевшие уже всем слова.

А.Е. Волков:

Я бы позволил себе на правах ведущего все-таки этот вопрос отвести.

А.Г. Коровкин:

Я среагировал на ответ. Спасибо.

А.Е. Волков:

Еще вопросы уточняющие, чтобы к нам перейти к высказываниям или к позитивным утверждениям? Коллеги, я предлагаю, как Мясоедов предложил, в конструктивном ключе поработать. Помогите министерству сделать эту работу. Прошу вас.

Т.Ф. Дубова

(Высшая школа экономики). По поводу того же пункта 4.1.1. алаверды. Вы говорите сейчас связь производителя кадров и потребителя тоже существует. При этом Вы говорите, что необходимо создать условия для определения этих самых объемов. Нынче система такая: ректор вуза с контрольными цифрами приема, которые он собирается на следующий год запросить в министерство, идет в РСПП, где сидит кто-то из начальников и подписывает: да, они все нужны. Поэтому что нового концепция предусматривает в этой связи? Кто нынче будет отвечать за определение баланса трудовых ресурсов?

А.Л. Коломенская:

Я думаю, что ответ прозвучал уже в вопросе, потому что, когда было сказано, что сидит кто-то и подписывает, то стало ясно, каково качество прогноза и качество определения потребностей. Я думаю, что концепция развития непрерывного образования должна включать задействование механизмов более реального определения прогноза, а не на уровне «сидит и подписывает».

А.Е. Волков:

У меня тоже, как у ведущего, вопрос будет. Может быть, Вы, Алла Леонидовна, в конце на него ответите. Концепция непрерывного образования, или «подход к снаряду» обсуждается последние 5 лет, еще со времен ЦСР. Греф инициировал эту дискуссию. Если сосредоточиться на узком вопросе, взять позицию регулятора: Минздрав, Минобр и МЭР — что должен регулятор, согласно этой концепции, сделать в течение нескольких лет, чтобы поменять ситуацию с так называемым непрерывном образованием? Не полным списком, а ключевые решения, которые регулятор, неважно, какое ведомство может сделать, чтобы произошло, быстро или медленно, изменение в той системе, которая сейчас существует? На мой вопрос можно сразу не отвечать, если требуется время подумать. А мы перейдем тогда к предложениям.

А.Л. Коломенская:

Нет, я думаю, что целесообразно ответить сейчас, потому что вопрос коррелируется ранее заданными вопросами. Если определять точечно, я думаю, что вы это имели в виду…

А.Е. Волков:

Нет, как раз концептуально, мы же концепцию обсуждаем.

А.Л. Коломенская:

Акцентировать именно отдельные моменты. Я думаю, прежде всего, задача этой концепции и задача развития системы непрерывного образования в том, чтобы обеспечить реальную связь между потребностью, прежде всего, сферы труда и деятельностью образовательной системы. Здесь, конечно, Вы упомянули Минздравсоцразвития, здесь очень важным для нас является (как для образовательного ведомства) разработка профессиональных стандартов. Именно профессиональные стандарты должны обеспечить понимание того, на какие потребности, на какие вызовы должна отреагировать образовательная система в подготовке кадров, по содержанию подготовки. Это очень важно.

А.Е. Волков:

То есть главное, соответственно, Минздрав должен…

А.Л. Коломенская:

Не могу сказать, что главное, но, безусловно, один из главных…

А.Е. Волков:

Я такой задаю вопрос, Алла Леонидовна, потому что объем, квалификационная рамка и стандарты, финансы, ЧГП и финансовая инфраструктура, оценка, общественная аккредитация (я упрощаю предельный рейтинг) и, наконец, организация образовательного процесса — модульность и дистант. Львиная доля из этого вообще-то не прерогатива регулятора, он не должен это делать. Это должны делать университеты, корпоративные структуры, общественные объединения. Поэтому я и задал свой вопрос. Ваш ответ: оно должно стандарты разработать. Но точно регулятор не разрабатывает стандарты. Что он должен сделать, чтобы эти стандарты появились? Концепция об этом не говорит просто.

А.Л. Коломенская:

Здесь, видимо, нужно говорить об организации этого процесса, о создании организационных условий, о создании методических условий. Ведь сейчас этот процесс во многом тормозится именно из-за того, что он, во-первых, системно не организован, во-вторых, он методически не обеспечен. На примере профессионального стандарта: для разработки профессионального стандарта нужно, прежде всего, понимать, что это такое и в каком ключе его должно разработать, не просто, чтобы оно существовало, а чтобы его можно было использовать для построения образовательного стандарта. И здесь требуется совместная работа Минздравсоцразвития и Минобрнауки, тех потенциальных разработчиков профессиональных стандартов, которые будут существовать в различных отраслях. И именно здесь должны быть выработаны методические подходы и организация этого процесса, вот тогда он заработает.

А.Е. Волков:

Хорошо. Я скажу честно, не понял, но пока остановлюсь здесь. Но это важный момент дискуссии, потому что я не считаю, что это забота министерства. Это должен кто-то сделать, а министерство может купить вменить, то есть надо разграничить это полномочие.
Остались ли еще вопросы? Тогда переходим к утверждениям, дополнениям, точкам зрения, которые можно учесть в разработке этой концепции. Прошу вас, уважаемые коллеги.

В. Солодков:

Алла Леонидовна, тогда возвращаясь к вопросу о программах МВA. Они находятся абсолютно в правовом поле, выдаются государственные дипломы, и почему их здесь нет, честно говоря, непонятно.
Второе мое предложение — внести программы (в кавычках сейчас их называем, не знаю, как их называть) «второго высшего образования». Потому что сейчас у нас возникла правовая коллизия, потому что те студенты, которые обучались по ним, они обучались по программе «специалист». Специалистов у нас сейчас нет, есть бакалавр и магистр. Очевидно, надо предусмотреть возможность специалистам получать второе высшее по программам бакалавриата и магистратуры. Иначе мы фактически лишаем взрослых людей, которые закончили вузы, получить возможность новой квалификации, что абсолютно неправильно. Спасибо.

А.Л. Коломенская:

А можно вопрос в этой связи?

В. Солодков:

Конечно.

А.Л. Коломенская:

Вы считаете, что сегодня такая возможность не предусмотрена?

В. Солодков:

Сейчас ее нет. Получение новой квалификации, на 2 стр, где идет перечень направлений — ее нет.

А.Л. Коломенская:

Нет, сегодня эта возможность реально существует в образовательной системе. Я, например, в данный момент получаю второе высшее образование.

В. Солодков:

Но с этого года у нас нет набора на второе высшее образование, он закончился, всё.

А.Л. Коломенская:

Каким образом?

В. Солодков:

Элементарно. В декабре прекратился набор на программу второго высшего образования. Мы сейчас отучим тех, которые были и всё. Смею вас уверить, спрос на эти программы огромный. Потому что мы их не рекламируем и всегда проводим набор до момента, когда наполняется аудитория, а наполняется она буквально за две недели.

А.Л. Коломенская:

Прошу прощения. Мне это не понятно, потому что я вообще не могу себе представить, как может быть прекращен набор на второе высшее образование. 1 января прекращен набор по старому классификатору, и начат набор по новому перечню направлений подготовки и специальностей. Кстати, перечень этих специальностей там есть. Он утвержден Постановлением Правительства 1136. Собственно, никакой переход от одного перечня или классификатора образовательных программ к другому не может перекрыть возможность реализации второго и любого последующего образования. Если я хочу получить такое образование, я прихожу в вуз, прохожу соответствующие конкурсные процедуры, зачисляюсь. Дальше у меня идет ускоренная подготовка, если вуз признает такую возможность путем перезачета дисциплин. И все, это совершенно нормальный способ. Это никоим образом не может быть связано с нормами, которые обеспечили прекращение реализации ФГОС и ввели соответствующие перечни направлений подготовки и специальности.

В. Солодков:

Алла Леонидовна, если вы сейчас придете в Высшую школу экономики и захотите обучиться по программе второго высшего образования, Вам в приемной комиссии скажут, что таких программ нет. Все.

А.Л. Коломенская:

Значит, откажут незаконно. В Рособрнадзор пойду или куда-нибудь еще.

А.Е. Волков

: Хорошо. Еще вопросы. Прошу вас.

С.П. Мясоедов:

Еще раз представлюсь. Мясоедов Сергей Павлович, президент Российской ассоциации бизнес-образования. Алла Леонидовна, я теперь хотел вернуться к тому, что сказал, и сформулировать точнее, потому что мы говорим об одном и том же, но пока нет взаимопонимания. Когда я говорил об управленческом образовании, оно не исчерпывается понятием «профиль» или даже «направление». В крайнем случае это интегральное направление, потому что вся система дополнительного образования, строго говоря, делится на два пласта: техническое дополнительное образование и синтезирующее управленческое дополнительное образование, в отношении которого по всему миру существуют социально-признанные цифры. От 10 до 18 % самодеятельного населения постоянно проходят переподготовку в области управленческого образования. Сейчас, когда актуальна не только проблема переподготовки врачей как таковых, нужно научить врачей-управленцев, которые будут вести больницы, управленцев, которые будут вести страховые фонды; управленцев по широкому профилю социальных моментов, а также управленцев для государства и бизнеса. В последнее время появилось понятие «многофункциональный управленец» в условиях постиндустриальной экономики. Мне кажется, что введение на уровне задач и ряда определений понятия управленческого образования как большой зоны дополнительного профессионального образования было бы целесообразно. Я хотел бы попросить Вашего разрешения от имени Российской ассоциации бизнес-образования сформулировать в короткие сроки несколько коротких предложений на этот счет.

А.Л. Коломенская:

Идея понятна. Спасибо. Именно в рамках дополнительного профессионального образования как важнейшей разновидности дополнительного образования?

С.П. Мясоедов:

Да, именно, как класса управленческого образования. Спасибо.

А.Е. Волков:

Спасибо, Сергей Павлович. У кого еще есть предложения, точка зрения по концепции, по ее доработке, изменению? Прошу вас.

Реплика:

Алла Леонидовна, добрый день. Я представляю Мичуринский аграрный университет. Очень специфичная сложная отрасль — агропромышленный комплекс. В связи с этим хотелось бы высказать свое видение вашей концепции. Первое, с чем мы столкнулись, создавая непрерывную систему агробизнес-образования в нашем регионе, у нас много управленцев, много специалистов, но есть нехватка рабочей силы. В соответствии с этим в вашей концепции я не увидела рабочих специальностей, которые получают наши студенты и на базе высшего и на базе среднего образования. Поэтому нам бы хотелось отразить и увидеть в концепции именно рабочие специальности в разделе дополнительного профессионального образования.
Следующее. Раздел четвертый не отражает целостности педагогического процесса в развитии личности обучающегося. Ведь система непрерывного образования строится на основном и важном принципе преемственности — преемственности содержания, технологии обучения на всех этапах и на всех уровнях образования. В вашей концепции я ни разу не увидела слово «преемственность» и сам принцип преемственности не отражен в данной концепции. Считаю необходимым его обязательно включить в документ.
Еще одна проблема, с которой столкнулись мы, и, в принципе, это сегодня уже звучало. Все хотят быть экономистами, большими начальниками, но, к сожалению, никто не хочет ехать работать в деревню, никто не хочет работать по тем специальностям, которые сегодня очень активно востребованы экономикой нашей страны. В связи с этим считаю необходимым в пункты 4.24 в разделе 4 включить проведение системной работы по мотивации населения на экономически востребованные профессии. Мы вынуждены были даже в университете создать специальную коучинговую систему для того, чтобы наши студенты, во-первых, были мотивированы ехать работать на село, а во-вторых, чтобы они могли успешно развивать там свою карьеру. Система мотивации сейчас одна из важнейших проблем, и ее необходимо обязательно отразить в данной концепции.
Звучала сегодня и тема совместной работы с бизнесом и актуальность формирования системы сотрудничества бизнеса, профобразования и предприятий. Данный механизм вообще не отработан. Мы столкнулись с тем, что бизнес и работодатели вообще не хотят участвовать в образовании. Поэтому каким-то образом необходимо отработать механизм сотрудничества предприятий, бизнеса, то есть участия работодателей в образовательном процессе, в развитии материально-технический базы, прежде всего, конечно, в рамках содействия трудоустройству. Кроме того, нужно участие даже в разработке каких-то бизнес проектов и дальнейшее участие работодателей в конкурсах этих бизнес проектов. Данная система также совсем не отражена в концепции, хотя вы везде указываете, что профессиональная подготовка должна соответствовать требованиям и работодателей.
И последнее, что мне хотелось бы видеть в вашей концепции, — формирование системы стимулирования подготовки кадров активно востребованных экономикой. Без вмешательства и поддержки государства не обойтись по некоторым направлениям, которые активно востребованы экономикой, но совершенно, не престижны среди наших студентов и абитуриентов. Поэтому формирование системы подготовки кадров активно востребованных экономикой, я считаю, должен быть одним из важнейших разделов концепции. Спасибо.

А.Е. Волков:

Прошу вас, еще предложения.

Цекоева:

Цекоева — аппарат правительства, департамент экономики и финансов. В продолжение того, что сейчас было сказано, мне хотелось бы тоже отметить три момента. Те задачи, которые сегодня ставятся и цели, на реализацию которых направлена концепция социально-экономического и инновационного развития нашей страны, на самом деле инновационное направление не отражено и встречается только в первом разделе. Мне кажется, что этой теме нужно уделять больше внимания. В том числе и требованиям, которые будут предъявляться к будущим стандартам и программам. Наверное, надо этот аспект уже включать в программы, чтобы он в дальнейшем не вылетел при разработке каких-либо документов. Это же вопрос производительности труда, конечных результатов, а также повышения уровня образования и его роли в развитии экономики. Теперь по поводу частно-государственного партнерства. Отсутствуют механизмы экономического стимулирования, то, о чем говорил предыдущий выступающий. Мы понимаем, что бизнес сегодня необходимо стимулировать, он не готов вкладывать деньги в образование, причем, в необходимых объемах, чтобы можно было получить какой-то результат. В шестом разделе, что касается показателей, анонсировано содержание раздела как социально-экономические, но при этом мы не видим экономических результатов, которые могли бы послужить следствием процессов, спланированных в образовательной сфере. Другими словами, какой будет экономический эффект от этих программ, от непрерывного образования, в том числе? Будет ли оно стимулировать экономический рост, и в чем это будет выражаться? Спасибо.

А.Е. Волков:

Спасибо. Еще предложения. Прошу вас.

А.Г. Коровкин

: Я думаю, что концепция непрерывного профессионального образования невольно нас возвращает к теме профессиональной переписи. Потому что, не зная точки, от которой мы танцуем, нельзя развивать профессионально-квалификационную структуру. Я бы сначала провел профессиональную перепись и пересчитал население более детально и углубленно, чем это проводится по вопросам занятости, структуру профессий и квалификаций. Второе, что, на мой взгляд, необходимо, это согласование структур, в которых работает Служба занятости и Росстат в профессионально-квалификационной области. Потому что Служба занятости работает с конкретными профессиями, а статистика фиксирует виды занятий и все. Дальнейшая детализация предполагает более серьезную выборку. Количественная потребность в специалистах, определяемая работодателями сегодня в службах занятости учитывается, но это общероссийский портал, где, как все знают, вакансии не очень хорошие. Хорошие вакансии отправляются в частные службы занятости, в рекрутинговые агентства, и здесь их политика с политикой государственной не всегда совпадает. Значит, те вакансии, которые работодатели там демонстрируют, не доступны даже для регулятора. Вероятно, надо подумать о том, как объединить эти базы. Тогда мы сможем понять полную потребность, которую демонстрирует работодатель. Хоть даже в этом случае работодатели не выкладывают многие вещи на всеобщее обозрение, потому что они составляют коммерческую тайну. Значит, «танцевать» от потребности, которую демонстрируют работодатели, тоже проблематично, но может быть вариантом решения вопроса.
И последнее, у нас пока, к сожалению, нет баланса трудовых ресурсов и нет согласования потребности спроса на труд даже в таких глобальных величинах как общий спрос и предложение по видам деятельности, в том числе и по профессиям. Да, задача довольно трубная, ее даже в советское время решить не смогли полностью. Поэтому здесь вопрос согласования потребности и спроса в полном разрезе остается открытым. А раз так, то значит и то, что написано в концепции, трудно настроить на гибкое непрерывное реагирование на спрос. Мне кажется, здесь больше декларации, чем реальных дел.

А.Е. Волков:

Спасибо за замечание, но я скажу свою точку зрения. Может быть, как раз очень хорошо, что отсутствует баланс, потому что именно разбалансированность заставляет людей менять профессии, развиваться и двигаться. Когда все сбалансировано, это довольно опасно, и здесь мы уже имели опыт.

А.Г. Коровкин:

В этой связи не могу не среагировать. В условиях демографической ямы это получается неэффективное использованием ресурса, которого у нас и так нет. Отсюда разговор о миграции и все такое прочее. Нам надо людей рационально использовать, а у нас специалисты работают не по специальности. Что же в этом хорошего?


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная