Юбилейная ассамблея "Волга-2005" практически отвечала собственному наименованию
Учебные материалы


Юбилейная ассамблея "Волга-2005" буквально отвечала своему названию



Карта сайтаbest-ask2018.ru

Юбилейное плавание профсоюзного парохода


Итоги юбилейной ассамблеи «Волга-2005»

Десятый год подряд профсоюзный актив Российской Академии наук собирается в летнюю пору на Поволжской земле, чтобы обменяться опытом, обсудить актуальные вопросы профcоюзного строительства и сформировать позицию по важнейшим на данный момент сторонам жизни академического сообщества. Юбилейная ассамблея "Волга-2005" буквально отвечала своему названию. Если раньше встречи проходили "на суше", то в этом году администрация и профорганизация нижегородского Института прикладной физики (ИПФАН), Нижегородское и Поволжское объединения профсоюзов РАН организовали для своих активистов и коллег из Украины, Беларуси и 14 регионов России (от Карелии до Дальнего Востока) содержательный заплыв на теплооходе от Нижнего Новгорода до Казани и обратно.

Двухпалубный "Борис Чирков" совершил по пути запланированные остановки в милом провинциальном Козьмодемьянске (прообразе ильфопетровских Васюков), радушных чувашских Чебоксарах, дивном Макарьевском монастыре (откуда в Нижний Новгород переехала знаменитая ярмарка). Так что экскурсионная часть плавания была, как повелось, познавательной и насыщенной. Не менее интересным и важным моментом конференции стало знакомство представителей регионов с жизнью и работой ученых нижегородского Института прикладной физики РАН (ИПФАН) и Казанского научного центра РАН.

На пленарном заседании в Нижнем Новгороде участники Ассамблеи вместе c директорским корпусом семи академических институтов города обсудили остро актуальную для академического сообщества тему, связанную с реформированием государственного сектора науки. Ниже приведены выступления участников встречи и обозначен круг вопросов, рассмотренных на семинарах в кают компании корабля.

^ Дорога, вымощенная благими намерениями


Академик Александр Григорьевич Литвак, директор Института прикладной физики (ИПФАН, Нижний Новгород):


- Приветствуя участников X Поволжской Ассамблеи профсоюзного актива Академии наук в нашем институте, хочу отметить ту позитивную роль, которую играет Профсоюз РАН в ситуации с грядущей реформой госсектора науки. Твердая позиция профсоюза, отстаивающего права ученых, особенно важна на фоне соглашательского настроя руководства Академии, которое оказалось не готово защищать интересы науки. Поскольку пленарное заседание Поволжской Ассамблеи посвящено именно этому вопросу, скажу несколько слов о том, как мы, представители директорского корпуса, видим сложившуюся ситуацию.
Понятно, что реформа науки назрела давно, но определять ее идеологию нельзя впопыхах, и заниматься этим должны не чиновники, а экспертное сообщество ученых. Мы проанализировали последние документы, видимо, ушедшие в Правительство РФ, и хотим отметить, что согласны с задачами, поставленными «Программой реформирования академического сектора науки». Увеличение зарплаты сотрудников РАН, повышение конкурентоспособности проектов, обеспечение притока научной молодежи - кто же будет против этого возражать. Но вот способы, которыми предполагается это осуществить, не выдерживают никакой критики. Нам предлагают: сократить численность сотрудников, уменьшить число бюджетных ставок и юридических лиц в госсекторе науки, акционировать часть предприятий. При этом сверху спускаются конкретные численные показатели: государственными должны остаться 76, 9% организаций РАН, через три года должно защищаться в три раза больше диссертаций и т.д. Точный прогноз при таком количестве неизвестных невозможен. Значит, имеет место профанация…
Из документов Минобрнауки следует, что к 2010 году "

в государственном секторе науки будет окончательно сформирована сеть крупных, конкурентоспособных, ресурсно-обеспеченных научных организаций, эффективно интегрированных в национальную и мировую инновационную систему".


Возникает закономерный вопрос - с чего это вдруг возьмется такое благолепие, если единственное обязательство, которое берет на себя государства - увеличение финансирования науки в рамках утвержденного графика. (Неизвестно, будет ли оно выполнено. Уже сейчас при формировании бюджета 2006 года вместо планировавшихся цифр называются меньшие…)
По некоторым новациям, предлагаемым "реформаторами", можно дискутировать, но есть принципиальные моменты, с которыми согласиться нельзя ни при каких обстоятельствах. Главный из них - разделение фундаментальных и прикладных исследований. В Институте прикладной физики подавляющее большинство программ базируется на собственных фундаментальных разработках. Что нам предлагают реформаторы? Подготовить в каком-то направлении задел, а потом ждать, что некто, не владеющий необходимыми идеями, тонкостями, ноу-хау, будет делать на эьтом деньги? Кроме того, выделение «ориентированного сектора» породит множество проблем социального плана. Как в условиях неритмичного поступления целевых средств будут жить люди, сидящие на хоздоговорах? Нам ведь даже кредиты брать запрещено!
А как мы повысим эффективность использования госимущества в требуемые программой пять раз? Сегодня институт сдает 6% своих площадей, арендную плату нам устанавливает областная власть - эта цифра выше, чем средняя по городу. Значит, нам по сути предлагают увеличить число сдаваемых помещений?!
Вместо того, чтобы высасывать из пальца бесплодные идеи, чиновники лучше бы помогли нам в решении реальных хозяйственных проблем. Ситуация с распределением средств внутри Академии год от года становится все хуже. Уже середина года, а никто не получил ни копейки по программам Президиума и Отделений. Бюджет известен к началу года, но эти средства начинают делить почему-то только в феврале.
Проводя реформу, надо исходить не из формальных, довольно смешных, критериев, а из оценки конкретной ситуации в каждом институте. Надеемся на деятельное участие в такой реально необходимой Академии работе Профсоюза РАН.

^ Реформы для проформы?


Академик Андрей Викторович Гапонов-Грехов, научный руководитель ИПФАН:


- Мне приятно отметить, что благодаря активности Нижегородской региональной организации профсоюза РАН повышается рейтинг нашего института. Самые активные представители научного сообщества регулярно собираются в этих стенах и знакомятся с ИПФАНом, который является одним из лучших подразделений Академии наук.
Что касается обсуждаемых проблем, жизнь показывает, что, несмотря на все усилия научной общественности и жесткие дискуссии на Общем собрании, вектор отношения Правительства к научно-технической сфере не изменил своего направления: во главе угла по-прежнему сокращение науки, подчинение ее условиям некой "экономической целесообразности".
В соответствии со своими представлениями чиновники вводят для оценки эффективности науки количественные индикаторы, на основании которых можно разделять ученых на хороших и плохих, принимать решения о закрытии тех или иных институтов. Выглядят эти придуманные неспециалистами показатели довольно забавно - вроде отчета одного персонажа Ильфа и Петрова: "Поднято ярости масс - пять…" Я обсуждал этот вопрос со многими влияющими на ситуацию людьми: все они не верят в действенность задуманной реформы, и, тем не менее, готовы реализовывать нежизнеспособные схемы, разработанные в экономическом ведомстве.
Чтобы понять, в какую яму нас загоняют, рассмотрим следующий график. Практически все страны мира, кроме России, попадают на прямую, построенную в координатах «расходы на науку в % от ВВП - число занятых в науке на 1000 населения». Области 1 соответствуют Парагвай, Эквадор и др., в область 2 попадают США, Япония Германия. Чтобы достигнуть "равновесного" состояния, наша страна из своей точки 3 может "упасть вниз" (это направление выбрано "реформаторами"), или начать движение в направлении высокоразвитых держав (как предлагает научное сообщество). Чья точка зрения победит? Конечно, хочется взывать к разуму, а не к эмоциям, не устраивать "бунт на коленях". Но что делать, если нас упорно не слышат?

^ Надеемся на профсоюз!


Член-корреспондент РАН Михаил Федорович Чурбанов, директор Института химии высокочистых веществ РАН:


- Сотрудники нижегородских химических институтов разделяют общее беспокойство ситуацией, которая может сложиться в науке при проведении в жизнь непродуманных решений. Ко всему здесь сказанному хочу добавить, что академические институты сегодня являются практически единственными в стране поставщиками высоких технологий. Наша организация, например, занимает лидирующие позиции в разработке технологий получения высокочистых веществ и изделий из них. Если прикладная наука окажется на вторых ролях, то страна многого.
Чиновники считают, что если много говорить об инновациях, откуда-то возьмутся деньги на их внедрение. Чтобы механизмы коммерциализации научных идей заработали, в них надо серьезно вложиться. Ситуация в науке сегодня напоминает ту, что царила в стране при чековой приватизации. Надеялись, что госсобственность заработает, будучи передана в частные руки, что все получат много денег от вложения своих ваучеров. Увы, в нашей стране результаты реализации идей существенно отличаются от задумок реформаторов.
Тревожит и то, что в качестве основного механизм распределения средств на науку продвигается конкурсный подход. Распределительные функции возьмут на себя чиновники, а мы уже сейчас видим, чем это чревато.
Мне кажется, ситуацию способно переломить только активное взаимодействие научной общественности (возможно, в лице профсоюза) с руководством институтов РАН и Академии наук.
Председатель Совета Московской
организации профсоюза РАН В.П. Калинушкин: «Академию вынудят «скинуть» 20% ставок»

- Недавно выступая по телевизору, директор Департамента научно-технической и инновационной политики Д. Ливанов обвинил наш профсоюз в том, что мы, единственные в мире, боремся против повышения зарплаты сотрудникам. Почему предложенная программа реформирования науки, казалось бы, сулящае качественное повышение уровня оплаты в РАН, укрепление материально-технической базы науки, была в штыки встречена профсоюзом и Общим Собранием? Два крупнейшие отделения РАН приняли решение требовать отставки министра А. Фурсенко, остальные в той или иной форме их поддержали. Во-первых, неприятие вызывала спешность и секретность, в условиях которых принимались эти документ. Министр отверг эти обвинения, но ведь мы знаем, что серьезной экспертизы не проводилось.
Программа, подготовленная при участии комиссии В. Козлова, была опубликована 22 апреля. Каждое положение этого документа допускает двусмысленное и даже множественное толкование. Толком с ним познакомиться и обсудить его до Общего собрания 17 мая научная общественность не имела возможности. Подготовленный к представлению 26 мая на Правительство итоговый 64-страничный документ поступил в РАН 13 мая, он тоже содержит больше вопросов, чем ответов.

Угрожая пикетированием Общего собрания РАН, проведя Всероссийскую акцию протеста, Профсоюз РАН добивался встреч с руководством РАН и представителями министерства. Анализ полученных в ходе этих переговоров полуофициальных разъяснений деталей реформирования дал неутешительные результаты.
Чем собираются обеспечить пресловутые 30 тысяч зарплаты на 2008 год?
Предлагается четыре источника:
- увеличение до 110 млрд. финансирования науки
- увеличение в нем доли РАН до 42%
- увеличение фонда зарплаты в финансировании РАН до 70 %
- снятие с базового бюджетного финансирования 20% сотрудников.
При выполнении одновременно всех этих условий действительно достигается средняя цифра 25 тысяч рублей зарплаты. Посмотрим теперь, реально ли выполнить намеченное. Если в первую цифру хочется верить, то все остальные вызывают большое сомнение. Вряд ли после снятия с себя Академией государственных функций ей будут увеличивать долю в финансировании науки. Невозможно и влезть в оставшиеся от зарплаты 30% с растущими каждый год тратами (налоги, коммуналка, оборудование, техника безопасности).
Вопрос о переводе людей в ориентированный сектор абсолютно не проработан: непонятно, в частности - кто в него попадет. Если только работающие по договорам с частными фирмами - таких у нас порядка 5%. Вот и получается - при невыполнении трех последних условий - что зарплата сотрудника РАН к 2008 году подрастет разве что на величину инфляции.
С ориентированным сектором вообще нет никакой ясности. Если сотрудники останутся в штате Академии (без базового финансирования) и по полгода не будут получать целевые средства, как это сейчас практикуется, они просто подадут в суд по поводу нарушения ТК и выиграют процесс. Руководители Академии, как оказалось, этого "не учли". На встречах с нами они стали предлагать совершенно нереальные варианты: например, создать некий резерв для "разруливания" чрезвычайных ситуаций с выплатами. Но для таких действий нет законодательной базы: в конце года казначейские счета РАН обнуляются. Этот вопрос решили доработать с участием профсоюза, но как за него браться - непонятно.
Кто войдет в ориентированный сектор? Сначала говорилось, что все получающие целевое финансирование через кассу предприятия - то есть, выполняющие гособоронзаказ, программы Минобрнауки. Но ведь это несправедливо! Самые сильные коллективы, работающие на интересы страны, не имеющие левых договоров, становятся "вторым сортом". Ведь снятие с базового финансирования - это не только лишение стабильной зарплаты, но и переложение на плечи коллектива всех накладных расходов. В итоге подразделения, выполняющие заказы по программам НАТО, окажутся в более выгодном положении. Хорошие специалисты рванут за зарубежными грантами, и госчиновники будут радостно констатировать, что такая наука стране не нужна. Когда мы стали об этом говорить, позиция Ю.С. Осипова изменилась - он нам пообещал, что выполняющих заказы федеральных министерств и ведомств в ориентированный сектор не включат. Но кто же тогда там окажется?
В Академии существует точка зрения, что в ориентированный сектор надо переводить пенсионеров и нерадивых сотрудников. А это уже ни что иное, как скрытое сокращение. Впрочем, Министерство, как я понял, все эти "нюансы" не интересуют: Академию в любом случае заставят "скинуть" 20% с бюджетных ставок. Уже есть прикидки Некипелова по конкретным Отделениям, из которых ясно, как все это будет происходить на практике: кто больше имеет целевых поступлений, тот больше людей должен "снять с бюджета". По отделению информатики планируемая цифра доходит до 40%.
Ясно, что ничего путного такая "реформа" не даст. Невозможно нормально развивать науку за 0,3-0,4% ВВП, нет такого мирового опыта. Никакой оптимизацией управления разницу в финансировании на порядок с развитыми странами скомпенсировать невозможно, особенно если учесть российский уровень коррупции. Перед нами вешают пряник - высокую зарплату (цифру, кстати, уже поменяли на 21 тысячу), и одновременно запугивают, - иначе хуже будет.
Что делать в этих условиях профсоюзу? Мы на Совете МРО решили провести анализ итоговых документов, получить реакцию первичных организаций и только тогда начинать готовиться к массовым действиям. Ведь в институтах некоторые люди радуются, что им повысят зарплату за счет снятия с бюджета тех, кто имеет целевые поступления.
Соглашаться на введение ориентированного сектора в предложенном варианте мы, конечно, не должны. Нужно доказывать бессмысленность этих "реформ", выявлять их нелепости, слабые места. Задача профсоюза - заставить Министерство оптимизировать работу научных организаций в рамках существующих норм. Есть множество проблем, серьезно осложняющих жизнь наших коллективов (неритмичное поступление целевых средств; формальный подход казначейства, требующего предоставления счетов-фактур до момента проплаты за услуги и др.). Пусть чиновники от науки занимаются реальными делами и помогают ученым решать задачи, поставленные перед ними Президентом страны.

^ В.В. Твердяков, заместитель председателя Киевского отделения профсоюза НАН Украины, председатель профкома Института электродинамики НАНУ

:
- У нас с наукой происходит примерно то же, что и в России. Новое Правительство начало накат на Академию, и довольно серьезный. Пока его удалось остановить. Сыграл роль авторитет президента НАНУ Б.Е. Патона. Однако все еще впереди. Готовятся перемены в государственном устройстве, в марте следующего года состоятся перевыборы в парламент. Его на самом деле надо переизбирать: там очень много коррумпированных элементов. Боюсь, что в этой части Украина и Россия друг друга стоят. Но как у нового Парламента сложатся отношения с НАНУ - сказать трудно. Мы поддерживаем желание нынешней власти победить коррупцию в стране, но опасаемся, что в стремлении везде расставить своих людей она потеряет оппозицию.
В середине мая состоялось Общее собрание НАНУ. Президент Украины прислал нам теплое приветствие, хорошо выступил спикер Верховной Рады В. Литвин. Наш главный противник, второй вице-премьер страны, заготовил для выступления очень негативный доклад, но произносить его после всех этих слов не стал. Ограничился замечанием, что перемены назрели, но пусть, дескать, ученые сами ищут пути реформирования. В последнее время усилились обвинения Академии наук в отсутствии конкретных результатов, в дармоедстве. СМИ муссируют точку зрения, что академическая элита нахватала себе званий и льгот, бездельничает и сопротивляется любым изменениям. Создана комиссия по реформированию, в которую вошли академики из числа оппозиции. Предложения вносятся самые разные: объединить науку с университетами, перейти на конкурсное финансирование. В основном кивают на зарубежный опыт.
Реформировать на Украине собираются и профсоюз, причина прозаическая: председатель Федерации профсоюзов поддержал Януковича. Его, конечно, сняли, но наезд на профсоюз продолжается. Впрочем, есть в деятельности новой власти и положительные моменты: она стремится решить блок социальных вопросов (повышение зарплат, увеличение прожиточного минимума). А как будет с наукой - покажет время…

Н.Н. Александрова, председатель Профсоюза работников Национальной Академии наук Беларуси (НАНБ):


- Наши международные конференции на земле Поволжья стали доброй традицией. Нас разделили границами государств, но мы стали ближе друг к другу на человеческом уровне. Спасибо Поволжскому отделению профсоюза РАН за прекрасную организацию этих встреч. Нынешняя - уже десятая, что говорит о важности этих мероприятий. Жаль, интерес к ним часто подогревается негативными событиями в жизни Российской Академии наук.
НАНБ уже три года находится в стадии реформирования, но у нас все радикальные идеи (соединить науку с вузами и др.) умерли на стадии обсуждения. У власти хватило ума от воздержаться от их реализации, и сегодня ситуация у нас нормальная. Хотя наступление на права ученых ведется постоянно. Сегодня, например, готовится к принятию новый Трудовой кодекс, который введет для всех работающих 24-дневный отпуск. До сих пор ученые имели отпуск 56 дней, и мы пытаемся отстоять эту привилегию, состоим по этому поводу в переписке с Правительством. Сотрудники НАНБ находятся на контрактной форме найма, что заставляет профсоюзы постоянно держать на контроле вопрос взаимодействия с работодателем.
Но в целом пока у нас ситуация более стабильная. Мы надеемся, что наши власти не воспримут пример российских "реформ" как руководство к действию. Желаем родственному российскому профсоюзу успехов в отстаивании прав своих членов.

Миронов А.С., зам. председателя Совета профсоюза РАН, исполнительный директор РКК,

рассказал о контактах с властными структурами по поводу реформы науки, в которых он принимал участие. На Коллегии Минобрнауки 6 мая А.С. Миронов выступал в прениях по докладу Д. Ливанова и, по представлению министра А. Фурсенко "выражал мнение рядовых научных сотрудников". Однако прислушиваться к этому самому мнению - о недопустимости принятия доклада и невозможности реформирования науки без существенного увеличения ее финансирования - никто не захотел. Участвовавшие в коллегии представители профсоюза вынесли с этого мероприятия отчетливое понимание, что Минобрнауки и в дальнейшем будет исходить в своей деятельности не из поставленных перед наукой задач, а из установок, диктуемых Минфином и МЭРТом.
А.С. Миронов сообщил, что требования, выдвинутые в период проведения Всероссийской массовой акции протеста ученых, были направлены М. Фрадкову с предложением начать переговорный процесс. Письмо дошло до адресата, а сейчас находится в Департаменте оборонной промышленности (?), сотрудник которого по телефону сообщил, что ситуация с реформированием неясна, и переговоры вести нет смысла.
Имеется информация, что бюджетная заявка, поданная Академией наук на следующий год и на трехлетний период, содержит цифры, соответствующие графику, утвержденному в 2002 году тремя высшими Советами страны. Так что подвижек в финансировании РАН в ближайшее время, похоже, не предвидится.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная